+7(495) 236-72-66 fondpcc@gmail.com 115054 Москва, ул. Дубининская, д. 27 стр. 7

«У семи нянек дитя без…»

Дети-маугли, дети-подкидыши, их выбрасывают или сдают в приюты, находят в квартирах-помойках. Следственный комитет профессионально и оперативно возбуждает уголовные дела в отношении родителей, участковых, медиков, работников опеки. Работники опеки оперативно ходатайствуют о лишении родительских прав и изъятии ребёнка из семьи. А кто-то поинтересовался, как случилось, что женщина оказалась в сложной жизненной ситуации, может, ей кормить ребёнка нечем из-за потери работы, и ей нужна помощь в трудоустройстве и поиске жилья, консультация психолога, а не клетка и наручники?

Пока гром не грянет

Когда СМИ рассказывают о случаях смерти 7-летнего мальчика-аутиста, спасении 5-летней девочки в захламлённых квартирах, или о молодых мамах, которые оставляют новорождённых детей на мусорках, у шокированной общественности возникают два вопроса: зачем рожали и куда смотрели органы опеки? Рожали, потому, что не соизмеряли силы, не понимали, что предстоит, может, рассчитывали на помощь отца, который исчез. И женщина остаётся одна со своими проблемами, не знает, куда идти, к кому обратиться. По идее в этот момент должны подключиться органы опеки. А по нынешним нормам, опека подключается лишь когда гром грянет. К тому же в российском законодательстве чётко не прописано, при каких именно признаках неблагополучия опека должна изъять ребёнка: это дано на откуп их сотрудникам. И мы читаем истории о том, как ребёнка пытаются забрать из семьи из-за, якобы, плохо вымытых полочек на кухне, или о том, как ребёнок неделю умирал в одиночестве, и никому до него не было дела. И почему именно изъять, а не сделать так, чтобы ребёнку было хорошо в своей семье?

Наказать нельзя помочь

Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте Анна Кузнецова признаёт, что те же отчаявшиеся матери боятся обращаться в комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки, потому, что они воспринимаются как карательные. Их задача – защита имущественных прав несовершеннолетних, изъятие детей из семьи, устройство их куда-то и забота о них, как о сиротах. Соседи, которые понимают, что с семьёй и ребёнком проблема, тоже не знают, куда звонить или считают, что «стучать» по нашим понятиям неприлично. Специальных учреждений, которые занимались бы адаптацией заброшенных детей, в России нет. Пилотная система «Социальный навигатор», работающая по принципу одного звонка, а дальше оператор сам направляет женщину в нужные организации, запущена лишь в нескольких регионах. А пока же у множества разрозненных организаций, занимающихся социальной помощью, как в поговорке, дитя без глазу.

Латочный ремонт не помогает?

После убийства девочки опекуном в Татарстане и других трагических происшествий с детьми летом 2018 г. была создана рабочая группа почему-то при Минпросе для реформирования системы органов попечительства путём внесения изменений в профильное законодательство. Тогда речь шла о приёмных семьях и попечителях. Сейчас после волны сообщений о трагедиях в родных семьях снова заговорили о необходимости на законодательном уровне реформировать органы опеки. Вполне возможно, что на её гребне что-то и предпримут. Завтра ещё что-то случится – каждый раз законы переписывать? Может, хватит латать законодательство под каждый конкретный случай, а определить, наконец, координирующую структуру, те же органы соцзащиты, которые обязаны будут помогать попавшим в трудную жизненную ситуацию семьям превентивными методами, а не карательными? И под эти функции уже прописать нормы законодательства?

Комментарии экспертов

Александра Марова:

На сегодняшний день у органов опеки имеются несколько ключевых болевых точек. Во-первых, нет утвержденного инструментария, которым сотрудники опеки могли бы руководствоваться при проведении оценки, и диагностики ситуации в семье. Ведь сейчас действует только акт обследования жилищно-бытовых условий, утвержденный на федеральном уровне, который предполагает преимущественно оценку внешних условий и совершенно не затрагивает вопросы, связанные с детско-родительскими отношениями, с любовью и привязанностью родителей и детей.

Поэтому, у нас часто встречаются перегибы, когда забирают ребёнка, где, допустим, антисанитария в доме, но родители и дети тесно связаны и любят друг друга. Или, напротив, когда органы опеки ни на что не обращают внимания, и ребёнка оставляют чуть ли не умирать. Нет точки объективизма, получается, у каждого сотрудника опеки точка опоры – это его сугубо личное мнение, что такое хорошо, что такое плохо. Но это принципиально неправильный способ принятия решения о судьбе маленького человека.
Вторая проблема – это отсутствие централизованной системы подготовки специалистов органов опеки, которая готовила бы их к решению тех актуальных задач, которые стоят перед ними. Курсы повышения квалификации есть, но это сухая теория, хотя практика бывает намного обширней и сложней.

Приведение этой системы в необходимый баланс и вид очень долгая кропотливая работа, в основе которой – выстраивание поддерживающей структуры для семей с детьми. Для начала надо разграничивать семьи, которые находятся просто в кризисе: мало денег, потеря работы,
невозможность обеспечить блага своим детям, и совершенно другую категорию: семьи, которые жестоко обращаются со своими детьми, несут прямую угрозу жизни и здоровью своих детей. Сейчас обе эти категории оценивают под одну гребенку, не разбираясь. Поддерживающая среда – это безбарьерный доступ семьи и ребенка к тем  услугам, которые им нужны. Это продленки, детские сады, дополнительный досуг,
медицинские услуги, услуги для детей с ограниченными возможностями. И при этом не надо собирать уйму бумаг, чтобы доказать, что ты в этом нуждаешься. Человек по месту жительства должен прийти в соответствующий орган и получить беспрепятственно эти услуги.

Пока этого нет, семьи от невозможности решить свои проблемы доходят до совершеннейшего кризиса, а потом система, которая им не помогла, не находит ничего лучшего, как изъять ребёнка. Если бы их «подхватили» на начальном этапе, многие семьи не дошли бы до такого кризиса и детских трагедий.

В тех же семьях, где есть угрозы жизни и здоровью ребёнка надо подходить тоже дифференцированно, уметь оценивать эти угрозы, Кроме того, когда органы опеки решают забрать ребёнка из семьи, он помещается в специализированное учреждение, а это убийство для его психики, полнейшая катастрофа. Вместо этого ребёнок может быть перемещен к близким и значимым людям, не обязательно родственникам, это могут быть знакомые родителей, друзья, которых ребенок знает, кому доверяет, и где он будет чувствовать себя в безопасности. Это будет более сохранно для его психики.

Полностью статью и комментарии экспертов можно прочитать на портале Закония.ру

Фонд профилактики социального сиротства
115054 Москва, ул. Дубининская, д. 27 стр. 7
E-Mail: fondpcc@gmail.com, Тел.: +7(495) 236-72-66