+7(495) 236-72-66 fondpcc@gmail.com 115054 Москва, ул. Дубининская, д. 27 стр. 7

Моя вторая мама: Как свекрови забирают детей у невесток

Александра Марова «Необходимо законодательно ввести рабочую меру ответственности за то, что один родитель не даёт ребёнку общаться со вторым, действующая мера, предусмотренная Кодексом административных правонарушений, малоэффективная и не профилактирует ситуацию. Необходимо вводить уголовную ответственность за то, что родители не исполняют решение суда»

Печально признавать, но факт: к делёжке детей после развода родителей мы уже привыкли. Чаще всего — это банальная месть. Однако героини этой статьи утверждают, что сейчас в подобных конфликтах появилась и третья сторона. И это — мама некогда любимого мужа.

Надежда

Мы встречаемся с Надеждой Селютиной в кафе. Она рассказывает о себе: 38 лет, по образованию экономист, переехала в Москву вместе с мужем из Екатеринбурга. В браке с 2012 года. Родились две дочки — Ангелина и Эмилия, которым к моменту разрыва родителей исполнилось 4 и 6 лет. Фактически брачные отношения прекращены в марте 2018-го. В настоящее время в разгаре бракоразводный процесс и определение места жительства двух несовершеннолетних дочерей. Сейчас девочки проживают в загородном доме в Подмосковье вместе с бабушкой со стороны отца. Разумеется, после всего случившегося хороших слов про бывшего мужа и свекровь Надежда найти не может.

«Если честно, он был плохим мужем и плохим отцом. Детьми никогда не интересовался. Как-то старшая дочка случайно уронила новый дорогой ноутбук — он замахнулся на нее детским стулом и вылил на голову воду из бутылки», — устало рассказывает Надежда.

По её словам, бывший муж ещё в браке легко мог её ударить, оскорбить, проявлял манию преследования, мог целый день ездить на автомобиле за ней и следить за передвижениями, инициируя скандалы в семье, мог наброситься душить, ссоры при детях никогда его не смущали. Надежда жаловалась своим родителям, но они успокаивали: «В семье всякое бывает. Отношения надо строить», — видимо, потому что такого ужаса и предположить не могли.

«У меня хорошие родители, которые почти сорок лет живут вместе, в своё время мне, студентке, купили квартиру в самом центре Екатеринбурга, обставили дорогой мебелью».

Надежда утверждает, что и в Москву молодая семья переехала по настоянию свекрови — она хотела видеть внучку, муж при горячем участии своей мамы убедил её продать квартиру за ненадобностью. Есть неопределённость и с другим имуществом: Надежда утверждает, что свои автомобили супруг продал и переписал на мать, а её единственную машину просто спрятал, вместе с ключами и документами.

«На раздел имущества я не подавала около полугода, надеялась, что Данила вернет мне дочерей, говорила о том, что готова отказаться от всего, лишь бы вернул мне детей. Но его позиция, что если я решила уйти от него, то должна уйти без детей, вещей и имущества».

А ведь до того как Надежда заговорила о разводе, свекровь к ней относилась хорошо. В день, когда она сообщила мужу о грядущем разводе, женщина отвела детей к свекрови, чтобы дочери не видели скандала. Однако дальше всё пошло наперекосяк.

Когда я пришла забирать детей, она не впускала меня в квартиру и была готова драться, нанесла мне побои и сама же написала заявление, будто я её избила, выбила зуб. Хотя накануне мы мило созванивались, и она рассказывала, что идёт к стоматологу удалять зуб. Если бы я её избила, то первым делом она обратилась бы в муниципальный травмпункт, как это сделала я.

Надежда считает, что свекровь отомстила по-женски. А вот свёкр, по её свидетельству, мстит вполне по-мужски: откуда-то появилась долговая расписка на сумму 38 млн руб. Если верить ей, то бывший муж, ещё находясь в браке, занял деньги у своего папы. Жена в таком случае должна половину. Надежда в отчаянии — мало того, что ей приходится тратить деньги на суды, снимать жильё в Москве, так ещё теперь и эти 14 миллионов рублей.

«Иск по займам судья удовлетворила без экспертизы долговой расписки, её даже нет в деле, а долг есть! Эта же судья ведёт процесс по детям, разбирательство длится почти год. Судью абсолютно не заботит, что маленькие девочки не видят мать. Мне даже сказали на суде, что любовница мужа им уже ближе, так как они видят её чаще. Я от таких слов чуть не упала в обморок».

Из квартиры, где Надежда жила со своей семьёй, ей помог уйти участковый, которого вызвали соседи, слыша крики о помощи. Позднее ей удалось забрать лишь два платья и горнолыжные куртки. Остальные её вещи, вплоть до нижнего белья, вывез и спрятал её муж. А так как квартира принадлежит свекрови, то она заявила в полицию о краже.

Надежда также уверена: за тем, чтобы прятать от неё дочерей, стоит желание свекрови.

«О ней мне известно, что она рано родила, в 18 лет. И, видимо, упустила свое собственное материнство, а теперь, почувствовав вторую молодость, решила в него поиграть. К тому же она тяжело переживала свой развод. Ходила к психологам, делала омолаживающие операции. Стала встречаться с людьми намного младше себя. Видимо, и мои дети понадобились, чтобы картинка «второй молодости» была полной».

Свекровь Надежды Елена Селютина прокомментировала ситуацию через своего адвоката. На большинство из предъявленных Надеждой аргументов ответ был сухой и официальный — «не соответствует действительности». То есть, если верить Елене Евгеньевне, девочки Ангелина и Эмилия не проживают с бабушкой, и она не чинит никаких препятствий тому, чтобы с ними виделась их мать — Надежда Селютина. Елена Евгеньевна подтвердила, что написала на сноху заявление, однако утверждает, что пропали именно её личные вещи:

В ОВД «Таганский» подавалось в установленном законом порядке заявление об исчезновении из квартиры, принадлежащей Селютиной Елене Евгеньевне, личных вещей, принадлежащих последней. Доступ в квартиру Селютиной Е.Е. имела Надежда Селютина.

Также в другом ключе она рассказывает историю о выбитом зубе: «Надежда привезла мне внучек 28 февраля 2018 года. Была сильно возбуждена, вела себя неадекватно. В квартире она ударила меня по лицу, в результате чего нанесла вред здоровью (выбила зуб). После этого покинула мою квартиру и больше не возвращалась».

И, наконец, на главный вопрос: «Каким вы видите выход из сложившейся ситуации и как сделать так, чтобы девочки общались и с мамой, и с папой, и бабушками и дедушками с обеих сторон?» — Елена Евгеньевна ответила так: «Все вопросы, связанные с воспитанием детей, должны решаться их родителями. У моих внучек есть и папа, и мама, именно они определяют дальнейшую судьбу детей».

Настя

Насте 31 год, выглядит она минимум на 10 лет моложе. Сложно представить, что у юной девушки за плечами 5 лет брака и есть шестилетний сын Марк, которого она не видела уже год.

Несколько лет назад вместе с мужем Настя приехала из Ярославской области. Оба они сотрудники крупных американских фирм. После рождения ребёнка отношения в браке испортились. Как констатирует сама Настя, «Любовь закончилась». С её стороны чувства остыли в основном потому, что муж был равнодушен к сыну. А вот свекровь, наоборот, ревновала невестку к внуку, требовала, чтобы Марк называл её мамой. Первое время после развода бывшие супруги общались мирно.

Это парадокс, но мы после расставания стали больше времени проводить вместе, втроём — он, я и ребёнок. Гуляли в парке, ходили в кафе. Хотя у него появилась девушка, у меня — молодой человек. Я радовалась, что всё наладилось, ребёнок общается с папой, меня такая ситуация полностью устраивала.

Однако она не устраивала… свекровь. Однажды мама мужа позвонила Насте и решила «поговорить по-женски».
«Убеждала меня, что нам с мужем надо опять сойтись, говорила: «Я тебе его верну». Никакие мои аргументы, что мы далее не можем быть вместе, не доходили до её ушей. Потом она разозлилась и крикнула: «Будь ты проклята».

Далее схема известная, несмотря на решение суда на определение места жительства с мамой, Марк оказался в Переяславле в коттедже за высоким забором по месту жительства свекрови. Хотя оба родителя ребёнка проживают и работают в Москве. За забор Марку выходить категорически запрещено.

«Я уверена, что ребенка обрабатывают психологически. На редких встречах в судах он меня стал называть уже не мама, а Настя. Как в своё время и хотела бабушка по отцу, — едва сдерживает слёзы Настя. — Кроме этого, я могу увидеть ребёнка только на видео в соцсетях — бывший муж его снимает на телефон. На всех роликах Марк говорит, что не хочет к маме».
К сожалению, со свекровью связаться пока не удалось, тот номер, который известен Насте, постоянно отключён.

Лариса

Ларисе 46 лет, она сотрудница МВД. Её сыну Станиславу сейчас 5 лет, Лариса не видела его вот уже два года. С бывшим мужем она жила 20 лет, последние восемь пытались завести детей. Лариса уверена, проблемы с деторождением были из-за того, что муж злоупотреблял алкоголем. Это же стало и причиной развода.

Он работал адвокатом, много нервничал, часто вечером выпивал. В какой-то момент дозы просто стали больше — бутылка крепкого алкоголя за вечер. В этом состоянии он меня оскорблял, придирался, выдумывал какие-то безумные истории. Однажды я не выдержала и позвонила свекрови, сказала, что с ним невозможно находиться в одной квартире. Она тут же приехала и забрала его к себе домой.

Лариса утверждает, что отцом, по сути, он так и не стал — к ребёнку был абсолютно равнодушен. А вот свекровь, наоборот, ещё во время беременности невестки просто с ума сошла от радости.

«Она постоянно лезла в нашу жизнь — какую кроватку купить, куда её ставить. Чем кормить, как держать. Честно говоря, она и раньше любила „отдавать приказы“ — ведь по профессии она судья. Но к этому относились с юмором, муж и сын её тормозили: „Так, ваша честь, кончай тут командовать“. Я жаловалась мужу на её чрезмерное внимание, он обычно осаживал маму».
После того как муж покинул квартиру, свекровь убедила её остаться в квартире — а жилплощадь принадлежала именно ей, привозила деньги в качестве алиментов и организовала встречи внука с отцом.

Приезжали обычно втроём — свёкр, свекровь и бывший муж. Я никак их общению не препятствовала. Но в то же время я понимала, что в их квартире я не могу жить бесконечно. Были ситуации такие, когда они входили в квартиру без моего ведома, открывали дверь своими ключами. Станислав был прописан у моей мамы, там прекрасная трёхкомнатная в Реутове, нас по месту прописки ждал и садик. Так что к его трёхлетию мы сделали у мамы ремонт и переехали.

Далее Лариса рассказывает, что свекровь сошла с ума уже от ярости. Но со временем все успокоились, стали навещать, у всех отношения были ровные. Потом выяснилось, что свёкры купили квартиру рядом с квартирой невестки и внука. Потом ребёнок стал рассказывать, что у него в другой квартире своя комната, своя зубная щётка. А однажды папа и бабушка просто забрали его из детсада, и больше Лариса уже не видела сына, только несколько раз в суде в присутствии различных экспертов.

Далее, когда Лариса вместе со своей мамой пришла в детский сад забрать вещи ребёнка, вместе с ними ей передали и конверт. Там на 9 страницах бывший гражданский муж предлагал ей ввести особый порядок общения с ребенком.

«Во-первых, я сначала не обратила внимание на конверт, он уже потом всплыл в наших разбирательствах. Во-вторых, я с его содержанием категорически не согласна. Там были пункты о том, что ребёнок проводит воскресенье с бабушкой и дедушкой, с ними ездит в отпуск. Извините, а мне когда с сыном видеться? Я работаю полный день в Москве, приезжаю потом в Реутов. В общем, я обратилась в опеку и суд».

Почему именно её сын так заинтересовал свекровь, Лариса сказать затрудняется. Тем более, что у её мужа есть старшая дочь, ей сейчас 26, и особо её воспитанием никто не интересовался.

«Почему внучка не нужна, а внук нужен так, что его не дают родной маме, — не знаю, видимо, потому что мальчик, наследник, другого объяснения у меня нет».

В январе Ларису ждут очередные заседания в суде. Это единственная возможность что-то узнать о сыне. Она рассказывает, что звонит Стасику ежедневно, однако его отец и его родители только бросают трубки.

Мало того, что от меня год скрывают ребёнка, так на меня ещё и пишут тонны жалоб. И заявления в суды. Хамят даже в присутствии судьи и сразу же «глохнут», как только я задаю вопросы о сыне. Я звонила с неизвестных им номеров, так сразу бросают трубки, как слышат мой голос. В мой адрес были даже иски о клевете, но они все их проиграли!

Галина Ивановна, свекровь Ларисы, согласилась прокомментировать происходящее: «Нас эта ситуация уже измучила. Что от нас Лариса видела плохого? Мы создавали им все условия. Мой сын ей купил две машины, шубы, кольца на каждом пальце, возил каждый год отдыхать по заграницам в пятизвёздочные отели. Ссора у них произошла, когда Лариса захотела дать ребенку свою фамилию, чтобы его звали, как её отца — Станислав Копьев, она мне сама сказала, что это было началом конца. Дальше, действительно, были скандалы у них постоянно, тут я ни на чью сторону не встаю, я понимаю, что в таких ситуациях бывают виноваты двое, но в какой-то момент сын устал. Во время того самого скандала он сам попросил его забрать, так как он выпил вина и не мог сесть за руль. Далее он всё делал для ребенка. Квартиру в Реутове специально купил рядом в 300 метров от её квартиры, чтобы заниматься сыном, быть рядом, ипотека оформлена на него, он до сих пор её платит. Хочет, чтобы потом она досталась сыну. Я никаким образом не пыталась занять место Ларисы и стать мамой Стасика, я адекватный человек и хочу, чтобы наконец-то Лариса поняла, что ребёнку нужны и мама, и папа, и всё это ужасно на нём отражается».

Далее Галина Ивановна плачет, и трубку берёт ее муж Владимир Алексеевич: «Давайте рассуждать логически. Она говорит, что наш сын пил и пьёт. Но у него никаких нарушений нет ни по работе, ни на дороге — он каждый день за рулём. Он достаточно известный адвокат, принимал участие в разработке законопроектов, ОСАГО, например, на 85 процентов — это его работа. Если она не могла забеременеть столько лет из-за его зависимости — почему тогда не уходила? Они даже не расписаны, собралась и ушла. Сейчас она собрала 117 актов, что ей не дают видеться с ребёнком, но она появлялась после 9 вечера, хотя ей говорили, что ребёнок после 8 ложится спать. В сопровождении каких-то людей — мужчин, женщин, нас пытались снимать на камеру. Мы такие действия воспринимаем как провокацию. Соглашение она даже толком не рассматривала. Если какие-то пункты не устраивают, то можно всё мирно решить. Пока есть ощущение, что она хочет, чтобы ребёнок был только её, как будто у него нет ни папы, ни дедушки с бабушкой. Мы её от участия в жизни ребенка не отстраняли, мы хотели помогать».

Общественный деятель и правозащитник Александра Марова оказывает этим и другим мамам поддержку и правовую помощь. Она считает, что проблему надо решать на уровне законов:

«Заложниками взрослых отношений и игр становятся дети. А учитывая, что у них ещё очень неустойчивая психика и нервная система, то вовлечение их в ссоры несёт серьёзную угрозу, прежде всего для психического здоровья детей. К сожалению, чаще всего дети оказываются в заложниках у инфантильных и незрелых взрослых, которые, несмотря на паспортный возраст, по своей сути неспособны принимать никакие конструктивные решения и способны действовать исключительно в интересах своего эго и своих амбиций, не думая о маленьком человечке. И коли так происходит, государство, безусловно, обязано вмешиваться и регулировать эту сферу отношений в интересах ребёнка.

Необходимо законодательно ввести рабочую меру ответственности за то, что один родитель не даёт ребёнку общаться со вторым, действующая мера, предусмотренная Кодексом административных правонарушений, малоэффективная и не профилактирует ситуацию. Необходимо вводить уголовную ответственность за то, что родители не исполняют решение суда. Как вариант, возможно, рассмотреть вопрос признания действий родителя, удерживающего у себя ребёнка вопреки решению суда, — похищением человека, что также влечёт уголовную ответственность…».

Как говорил Лев Толстой — каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. И семья, где дети не видят маму годами, не может быть счастливой. Каждая семейная история слишком деликатна. И чем больше в ней появляется сторон, тем она становится запутаннее. Несомненно, чтобы размотать клубок признаний и эмоций, нужны новые законы. Жаль только, что на их разработку уйдут годы. А как это время проживут без мам Ангелина, Эмилия, Марк и Стас?

Источник: Царь град

Фонд профилактики социального сиротства
115054 Москва, ул. Дубининская, д. 27 стр. 7
E-Mail: fondpcc@gmail.com, Тел.: +7(495) 236-72-66