+7(495) 236-72-66 fondpcc@gmail.com 115054 Москва, ул. Дубининская, д. 27 стр. 7

Директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства Марова Александра Михайловна дала экспертный комментарий информационному общественно-деловому интернет-изданию RBTODAY к статье, посвященной детскому суициду в Башкирии

Александра Марова: «Подростки не видят грани между реальной жизнью и виртуальной, поэтому родители должны знать, с какой целью они выходят в Сеть, с кем они там общаются. Нельзя допускать, чтобы подросток с неокрепшей психикой постоянно подпитывался негативом из Сети, ведь он не всегда способен разобраться, что хорошо, а что плохо. Это особенно опасно на фоне сложных отношений в семье, школе…»

Ежегодно в Башкирии десятки детей и подростков сводят счеты с жизнью. Только в 2017 году зафиксировано 126 попыток и 35 самоубийств несовершеннолетних. Хотя кривая суицидов поползла вниз, рапортовать о победах рано — проблема актуальна для всей страны: в прошлом году в России покончили с собой 692 подростка, а Башкирия в антирейтинге на втором месте среди регионов ПФО. Одни винят в «недосмотре» школу, другие — злодеев, склоняющих ребят к самоубийствам, третьи — «опасный» интернет. Эксперты RBtoday сходятся во мнении, что слабым звеном системы профилактики детских суицидов остается низкая вовлеченность в нее семьи, боязнь ответственности взрослыми, опасения заполучить неприглядный ярлык.

РОДИТЕЛИ ДАЛИ СБОЙ

По данным Уполномоченного по правам ребенка в Башкирии, в 2017 году лидером по числу суицидов несовершеннолетних стала Уфа (девять случаев). Четыре случая зафиксировано в Белорецком районе, по два — в Салаватском и Мечетлинском. Покончили с собой по одному юному жителю Бирска, Дюртюлей, Нефтекамска, Стерлитамака, Сибая, Межгорья, Нуримановского, Стерлитамакского, Стерлибашевского, Мелеузовского, Зианчуринского, Учалинского, Баймакского, Хайбуллинского, Чишминского, Альшеевского, Иглинского и Кармаскалинского районов.

Подросток, ищущий понимания и поддержки, может анонимно позвонить на бесплатный круглосуточный телефон доверия, где его выслушают специалисты республиканского психотерапевтического центра (РКПЦ), уфимского центра «Индиго», республиканской психиатрической больницы. Еженедельно сюда звонят до 300 человек. Поводы для обращения, как правило, одни и те же: непонимание родителей, одноклассников и неразделенная любовь. По мнению специалистов, среди обращающихся готовность покончить с собой проявляют не более 3%. Или — только вдумайтесь! — около 10 человек в неделю. Для расширения доступности психологической помощи рассматривается техническая возможность запуска «канала доверия» в интернете. Это может повысить мотивацию в обращении к специалистам, поскольку многие подростки более уверенно общаются при помощи гаджетов.

Суициды детей и подростков в Башкирии

Для решения опасной проблемы создана целая система профилактики детских суицидов. В Башкирии она строится на трех поведенческих сценариях. Первый должен сработать, когда у ребенка обнаруживаются признаки неблагополучия и возможной готовности к аутоагрессии (агрессии, направленной против себя. — Прим. ред.). С такими детьми работают школьные психологи, социальные педагоги или специалисты центров помощи молодежи и детям, которых учат выявлять суицидальные признаки на ранних стадиях. Минобром регламентировано проведение ежегодного тестирования школьников начиная с седьмого класса на суицидальные склонности. Процедура хотя и не дает стопроцентной гарантии, позволяет выявить подростков, требующих повышенного внимания. Правда, если родители против такого тестирования, никто не может обязать их детей проходить его.

Еще один метод выявления проблем — мониторинг страничек школьников в соцсетях, которым занимаются психологи, классные руководители, завучи по воспитательной работе.

Второй сценарий применяется к детям, уже совершившим попытку аутоагрессии. В работу включаются комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) города или района. КДН, совместно с психологами социальных, психологических центров (по территориальной принадлежности) составляет полугодовой план сопровождения ребенка, вплоть до помещения в стационар. Если ситуация улучшилась, по истечении срока его снимают с учета, в ином случае — программа пролонгируется еще на полгода.

Третий сценарий — самый трагичный. Это работа с родными, друзьями и педагогами ребенка, покончившего жизнь самоубийством. Она также рассчитана на полгода, в соответствии с регламентом, составленным КДН и психологами.

Между тем апрельское ЧП в стерлитамакской школе заставляет усомниться в безупречности существующей системы. Напомним, подросток, напавший с ножом на педагога и одноклассников, пытавшийся поджечь школу, не скрывал своих намерений. Он заявлял об этом одноклассникам, писал в соцсетях, о планах мальчика хорошо знали в школе, родители были в курсе опасных наклонностей сына. Директор школы обращалась в КДН, полицию, но меры так и не были приняты.

Главный внештатный специалист по медицинской психологии минздрава Башкирии Ирина Хох полагает, что эффективность системы профилактики аутоагрессии напрямую зависит от тех, кто реализует стратегию.

— Если на всех этапах сопровождения ребенка хорошо сработали специалисты, семья, все будет нормально. В то же время никакие психологи не смогут принять меры без согласия родителей, — уверена собеседница. — Если родные не хотят «вешать ярлык» на ребенка или сами асоциальны, система даст сбой. Я считаю, в подобных случаях родители других детей тоже должны включаться в решение проблемы, убедить близких ребенка, чье поведение вызывает тревогу, пойти навстречу. Есть шанс, что их услышат лучше, чем психолога или директора. Например, после суицидальной попытки подростка в одном из районов Уфы, мать не пустила специалиста-психотерапевта к ребенку, чтобы тот мог оказать помощь.

ЛОВУШКИ СОЦСЕТЕЙ

Современные подростки предпочитают живым эмоциям погружение в виртуальную реальность, там же многие ищут решение своих проблем. И это само по себе становится проблемой. По статистике, ежедневно в Сеть выходят более 92% российских подростков, треть российских школьников проводят онлайн по восемь часов в день. В интернете они могут столкнуться с чем угодно.

Дети и интернет в цифрах (по данным Лиги безопасного интернета)

Большинство детей выходят в интернет бесконтрольно, 80% делает это с компьютеров в своих комнатах или мобильных гаджетов.

  • Более 80% российских подростков имеют профили в соцсетях.
  • 90% детей сталкивались в Сети с порнографией, а 65% искали ее целенаправленно.
  • 14% детей интересуются в интернете алкоголем и наркотиками, 11% посещают экстремистские ресурсы.
  • 44% несовершеннолетних пользователей хотя бы раз подвергались в интернете сексуальным домогательствам.
  • Подростки 12–17 лет находятся в группе риска развития интернет-зависимости.

Несколько лет в России активно обсуждают влияние на подростковые суициды «групп смерти» в соцсетях. По даннымСледкома РФ, в 2016 году членство суицидентов в таких группах подтвердилось в 20 случаях, а в первой половине прошлого года — в 287. У десятков подростков, покончивших с собой в 2017 году, на телах обнаружили порезы, татуировки, рисунки в виде китов, бабочек, единорогов, медуз и других символов принадлежности к суицидальным сообществам.

Подробности о них стали известны в основном благодаря СМИ. Во многих статьях речь идет о группах во «Вконтакте», участники которых вовлечены в «игры» типа «Синий кит», «Тихий дом», «Разбуди меня в 4:20», «Беги или умри» и др. Правила просты: участник вступает в контакт с так называемым куратором, а тот дает ему задания: сделать порез на руке, татуировку кита и др. — в каждой игре свои особенности. Неизбежно лишь последнее — свести счеты с жизнью. Отказаться нельзя: таинственный куратор грозит вычислить адрес игрока и расправиться с близкими.

Во многих текстах проводится мысль, что с детьми в соцсетях планомерно работают злоумышленники. Этот тезис подтверждает руководитель тверского отделения молодежного общественного движения «Кибердружина» Николай Нагайцев:

— С «синими китами» мы столкнулись несколько лет назад, выглядело все это как хорошо подготовленные операции, которые шли с Украины. Мы общаемся с хакерскими группировками, такими как украинский «Киберберкут». Они отстаивают права и свободы жителей Украины и не раз передавали нам данные о кураторах «китов», — пояснил собеседник. — Потом и у нас появились подражатели, которые стремились на этом хайпануть (прославиться, произвести фурор. — Прим. ред.).

Справедливости ради отметим, что на самой Украине не меньше встревожены новомодным увлечением молодежи. Тревогу бьют родители, полиция, педагоги. В прошлом году глава украинской киберполиции заявил, что с подростками в «группах смерти» работают квалифицированные психологи. На самом деле истинное местоположение кураторов да и игроков вычислить непросто. Аккаунты часто оказываются фейковыми, местонахождение участников установить практически невозможно.

Многие специалисты ставят под сомнение устоявшийся взгляд на пагубную роль интернета в провокации детских самоубийств. Существование «опасных групп» они не отрицают, но полагают, что за ними стоят не таинственные злодеи, а такие же заигравшиеся подростки.

Изучить явление изнутри попыталась группа антропологов, социологов и фольклористов («Мониторинг актуального фольклора») из РАНХиГС. Один из специалистов под видом игрока девять месяцев наблюдал за «группами смерти», отслеживая эволюцию сообществ. Участниками групп на первом этапе наблюдения (2016 год) были школьники и молодежь 12 — 19 лет, обсуждавшие не только самоубийства, но и различные проблемы в семье, школе, личной жизни. Ребята делились видеороликами, анекдотами, общались, пытаясь понять суть объединившей их игры. По мере роста внимания к проблеме в СМИ (только в феврале-марте 2017 года опубликовано 15 500 материалов о «группах смерти»), формат игры изменился. Появились самозваные кураторы, раздававшие задания игрокам и угрожавшие «расправой» за невыполнение. Исследователям не удалось зафиксировать случаи, когда куратор всерьез пытался бы довести игрока до самоубийства и зомбировал его, а тот безропотно подчинялся. Кураторы и игроки, вступившие в контакт с ученым (всего 51 человек), оказались подростками не старше 15 лет. Если игрок угрожал куратору полицией, тот часто выходил из игры и просил «ничего не говорить родителям». Однако после широкого обсуждения групп смерти в СМИ и начавшейся после этого паники появились мошенники, которые начали шантажировать подростков тем, что они кураторы и могут убить «на расстоянии». Так круг замкнулся.

Одна из авторов этого исследования, старший научный сотрудник лаборатории теоретической фольклористики РАНХиГС Александра Архипова уверена, «группы смерти» — фейк и один из способов посеять в обществе моральную панику. За паникой по поводу «групп смерти» стоит прежде всего боязнь интернета, социальных сетей со стороны старшего поколения и страшное ощущение поколенческого разрыва, когда родители уже совершенно не способны понять своих детей, чем они увлекаются, и как результат — не могут отличить мнимой угрозы от настоящей.

— Мне неоднократно доводилось говорить с психологами, работающими со склонными к суициду подростками. Многие сходятся во мнении, что самоубийства участников так называемых «групп смерти», как правило, следствие сложившейся у них неблагополучной ситуации в семье и школе. Роль интернета в гибели ребят серьезно преувеличена, — делает вывод собеседница. — Если у ребенка все отлично, никакой куратор не уговорит его убить себя.

ПРИКАЗАНО ВЫЖИТЬ

Тем временем государство активно включилось в борьбу за детские жизни. Вредоносные сообщества и сайты выявляют правоохранительные органы, не без помощи общественников и неравнодушных граждан. В прошлом году Роскомнадзор заблокировал примерно 14 тыс. личных страниц и суицидальных групп, 12 таких групп выявило МВД Башкирии. В нынешнем году заблокировано 30 колумбайн-сообществ (колумбайнеры — «идейные» последователи американских подростков, совершивших в 1999 году серию убийств в американской школе «Колумбайн», унесшую 13 жизней. — Прим. ред.).

Контроль над интернетом дает результаты, и найти виртуальный «клуб самоубийц» теперь непросто.

Как блокируют вредоносную информацию в интернете


В июне 2017 года в России законодательно ужесточили ответственность за побуждение к суицидам. За доведение до самоубийства детей или беременной женщины теперь грозит лишение свободы от 5 до 8 лет.

Недавно в Башкирии вступил в силу закон, расширяющий функции комиссий по делам несовершеннолетних. Теперь сотрудники комиссий будут выявлять случаи склонения несовершеннолетних к суицидам.

В середине 2016 года в Госсобрании Башкирии создана рабочая группа по изучению причин детского суицида и разработке предложений по профилактике насилия в отношении несовершеннолетних в республике. В нее, помимо депутатов, вошли представители правительства республики. Группа изучала ситуацию на местах, разработала и рекомендовала к принятию программу профилактики суицидов и аутоагрессивного поведения.

Председатель комитета по образованию, культуре, спорту и молодежной политике Госсобрания Башкирии Эльвира Аиткулова полагает, что к решению проблемы нужно активнее привлекать родителей, выступающих основными представителями интересов детей.

— Наша группа с момента создания вела депутатский контроль над тем, как в республике работают с подростками, склонными к суицидам, с ребятами, ставшими свидетелями подобных трагедий. В первую очередь, мы выезжали в районы с неблагополучной статистикой, общались с врачами, психологами, педагогами, представителями правоохранительных органов и опеки, проверяли, как обеспечивается информационная безопасность в школах, — говорит госпожа Аиткулова. — Главный вывод — принимаемые меры будут эффективными, если мы получим поддержку родителей. Учителя, психологи, да и мы, законодатели, бессильны, когда самые близкие люди не хотят заниматься с детьми, если они в случае отклонений, проблем с психическим здоровьем не обращаются к профильным специалистам.

Эльвира Аиткулова уверена в необходимости активизации просветительской работы с родителями, формировании среди них сообщества единомышленников, которые смогут уберечь детей от опасных шагов в будущем.

— Вопросы безопасности детей широко обсуждались на проведенных в республики двух родительских форумах, в будущем такие мероприятия запланированы и на уровне районов. Несмотря на снижение числа суицидов, проблема не решена. Нужны крепкие родительские сообщества на местах, общими усилиями мы сможем спасти детские жизни, — уверена депутат.

ТРУДНЫЙ ВОЗРАСТ

О трудностях подросткового периода, обусловленных физиологическими причинами, говорят много. Регулярно по ТВ и радио рассказывают о том, как важно в этот момент не потерять связь с ребенком. Однако безжалостная статистика упорно твердит свое: наиболее распространенными причинами ухода детей из жизни остаются неразделенная любовь, депрессия, проблемы с учебой, непонимание в семье. Согласно цифрам, самый опасный возраст — 14 — 17 лет, на него пришлось наибольшее число самоубийств (32 случая) в прошлом году. Самым юным из пытавшихся покончить с собой стал 11-летний мальчик. Большинство суицидентов — юноши (25 человек), а среди тех, кто не довел попытки до конца, преобладали девушки — 93 человека против 33 юношей.

Ирина Хох все же склонна винить в этом и все усиливающееся давление на детскую не сформировавшуюся психику потока обрушивающейся извне информации.

— Причиной самоубийств может быть генетическая предрасположенность. Серьезно влияет на детей повсеместное распространение цифровых технологий: они много времени проводят с гаджетами, часами сидят в интернете, порой в ущерб нормальному сну. Добавьте к этому массу обрушивающейся на нас негативной информации о войнах, убийствах, катастрофах, культ потребления, эмоциональную черствость, — считает Ирина Хох. — Нарушается эмоциональная связь между детьми и родителями. Взрослые заняты своими проблемами, часто не знают, чем живут их дети, с кем дружат. Подростков нужно учить справляться со сложными ситуациями, но семья и школа не делают этого.

Непониманием родителей, проблемами в отношениях с одноклассниками объясняет суицидальные наклонности сверстников и 14-летняя уфимская школьница Н.:

— Подростки задумываются о суициде потому, что родители не понимают их, давят авторитетом, навязывают свои амбиции. Все меньше разговоров по душам и все больше назидательных проповедей, скандалов и унижений. Родители, которые должны быть самыми близкими людьми, все больше отдаляются. Добавьте к этому непонимание среди одноклассников, — поясняет она. — В результате подросток испытывает одиночество, обзаводится ворохом комплексов, закрывается в себе, озлобляется.

Признать, что в опасном поведении подростков порой виновато равнодушие значимых для них взрослых, не просто, но необходимо. Толку от этого будет больше, чем сваливать все на хладнокровных «кураторов» или «опасный» интернет. Директор благотворительного фонда социального сиротства Александра Марова считает, что взрослые обязаны обезопасить детей от негатива, идущего из интернета, это так же очевидно, как не пускать их на прогулку в неблагополучный район.

— Подростки не видят грани между реальной жизнью и виртуальной, поэтому родители должны знать, с какой целью они выходят в Сеть, с кем они там общаются. Нельзя допускать, чтобы подросток с неокрепшей психикой постоянно подпитывался негативом из Сети, ведь он не всегда способен разобраться, что хорошо, а что плохо. Это особенно опасно на фоне сложных отношений в семье, школе, — уверена госпожа Марова. — Это серьезный вызов обществу, но как решать проблему, специалисты до конца не знают. Запреты здесь точно не помогут, особенно сейчас, когда интернет широко используется в школах, развивается дистанционное образование. Это неотъемлемая часть нашей жизни. Специалисты из Европы и США считают, что ребенок до 18 лет не должен проводить в интернете более двух часов в день.

Источник: https://rbtoday.ru/v-fokuse/ne-hodite-deti-beskontrolno-v-seti/

Фонд профилактики социального сиротства
115054 Москва, ул. Дубининская, д. 27 стр. 7
E-Mail: fondpcc@gmail.com, Тел.: +7(495) 236-72-66